Региональный фонд поддержки научных и образовательных программ «Фонд Биологических Исследований»
















НОВОСТИ



03 сентября 2016
Летний полевой сезон 2016 г. завершен. Все участники экспедиций вернулись домой. До новых встреч друзья!



02 июня 2016
Информация по экспедиции
«Полярный круг 2016»:
поскольку стоимость проезда к месту проведения экспедиции оказалась ниже предполагаемой, разница стоимости будет возвращена участникам.



23 марта 2016
Открыт набор в летние экспедиции «Полярный круг-2016»!





  Фото из экспедиций  
 

Фото из экспедиции

Видео из экспедиции


  Прогноз погоды  
 

Погода в районах проведения экспедиций:

Полярный круг

Хибины

Байкал

Большой Утриш

Горный Алтай



  Каталоги и ссылки  
 



АЛЬБАТРОС - Техника для приключений
Метизы и крепеж из нержавеющей стали
Радиостанции, антенны, GSM репитеры
Катера, яхты, надувные лодки и лодочные моторы
ТАКЕЛАЖ, ОСНАСТКА ДЛЯ ЯХТ
Ваш Солнечный Дом - разработка, продажа и установка систем автономного энергообеспечения на базе возобновляемых источников энергии
Экстремальный портал VVV.RU
Оснащение исследовательских и медицинских лабораторий.




 

       
 

Экспедиция «Полярный Круг 2005»

 
 

   

   

Другая жизнь.

 

 

До сих пор не понимаю, как это случилось! Не думала, не гадала, а вдруг оказалась на необитаемом острове в Белом море в придачу с кучей ребятишек, которым на три недели должна была стать «мамой», т.е. вожатой.

А началось все еще весной, когда я увидела на родном биофаке буклет «Экспедиция Полярный круг 2005». Больше всего привлекла возможность опять поехать на Белое. Опять – это потому, что я, будучи студенткой зоолого-ботанического отделения, уже проходила практику на Беломорской биологической станции МГУ.

Я пришла на собрание (хорошо, что они традиционно проходят на биологическом факультете). Там руководители экспедиции рассказывали, что это такое, что нас ждет и прочие, прочие организационные моменты. Кстати, там же можно было посмотреть и заказать необходимое снаряжение.

 

 

 

Помощник инструктора

антрополог

Иванова

Елена Михайловна

 

 
 

Прошла собеседование. Мне предстояло быть вожатой. Отлично! Мне было все равно! Меня ждали три недели на Белом море!

«Что такого особенного в карельской природе? Чем она привлекает людей, что заставляет сердце так трепетать?», - думала я уже в поезде. А мимо пролетали поселения целиком из деревянных потемневших домиков, озера, с огромными валунами по берегам; я успевала разглядеть деревянные настилы от ворот к воде... Небо становилось выше, светлее, лес как будто гуще... Рельсы пели на поворотах.

Мы вышли из поезда  в поселке Чупа Кандалакшской области. На машинах приехали в поселок Нильма, а там нас встретили две моторки, "Кайман" и "Лидер", пришедшие с острова Оленевский, где располагался лагерь экспедиции.

Я говорила Белому: «Здравствуй, родное!», глотая соленые брызги,  на волнах подпрыгивая в лодке.  

Лагерь был разбит на песчаном пляже среди редких сосен. В рядок стояли огромные кемпинговые палатки на десять человек, но жили мы в них для удобства по пятеро. Длинный стол под ярко-голубым  навесом, кухня с канами, казанами, сковородками и прочей утварью, юная сосенка посреди лагеря бережно обложена камешками. На пляже вокруг кострища бревна уложены пятиугольником – пентагон, но об этом я узнала чуть позже,  поодаль стоит солнечная батарея, скрученная ветром высохшая коряга – так называемый «радикулит», и над всем этим  в синем бездонном небе развевается флаг экспедиции!

И потекла наша дикая жизнь на Оленевском!  Отряды, коих было два, по очереди дежурили, ходили на занятия, развлекались; персонал поддерживал жизнедеятельность лагеря. Но что-то было сверху над нашим маленьким мирком, что-то необъяснимое, неуловимое. Оно окутывало нас всех, покрывая загадочностью лагерь и его обитателей. Я все никак не могла понять, что же это такое! Но в заботах повседневной жизни думать было некогда.

Поначалу было тяжело. Ответственность легла на плечи: за недосоленный суп, за грязный стол, за мокрые носки детей, - за все, даже за погоду (шутка). Но страшно начинать по-настоящему отвечать за свои поступки.  Это не как в Москве. На Оленевском не было искусственной жизни...  Но к этому привыкаешь быстро. Одно-два события, и уже просекаешь ситуацию.  Мне, например, хватило первого же дежурства.

О, это было ужасно! Во-первых, я проспала. Вскочила на 40 минут позже оптимального времени подъема. И заметалась, забегала! Хорошо, что костровой у нашего отряда был первоклассный: быстрым разведением костра он привел меня в равновесие. Но я знала только в теории, как варится каша на 30 человек, поэтому нервничала жутко! А вокруг ходили мои дети, еще больше не понимая, что от них требуется. Я плохо соображала, что им можно предложить сделать и вообще была неадекватна! В итоге каша сварилась вполне себе ничего. Но (внимание!) в целях экономии заварки я решила не делать свежий чай, а подогреть вчерашний!!! Сейчас это кажется мне уморительным, а тогда все было более чем реально. И, слава Богу, поднялся инструктор по физподготовке Женяй, заглянул в кан и воскликнул: «Вы что, чефиром нас напоить хотите???» Наверное, стоило провалиться сквозь землю, но было некогда: я спешно заливала в кан свежую воду. Удивительно, но мы успели к 9 часам! Вот с такими конфузами я впервые в жизни готовила завтрак для толпы народа. Это был отличный урок!

Уже через пару дежурств ребята почти все делали  сами, я помогала советами и наблюдала, как всыпаются овсяные хлопья в котелок, нарезаются хлеб и лимоны, как будится лагерь. А ведь в начале они ничего не могли сделать самостоятельно! Принцип «не умеешь - научим» действует безотказно! Просто возникает ситуация, и ПРИХОДИТСЯ как-то  ее разруливать, выхода нет J

Вот чему, правда, сложно научиться – это побудка. Сон на природе необычайно сладок, и когда его нарушают, ощущения не самые приятные. У нас была даже переделка «Зеленой кареты»:

В самый тихий ранний час

Крик  «ПОДЪЕМ-М-М» разбудит вас.

Но вот народец выползает из палаток, выстраивает очереди у зеленого домика, умывается у моря. Тоже тема была: я, когда узнала, что чистить зубы придется в море, подумала, что это несовместимо с жизнью! Оказалось все не так плохо. Паста приобретает необычный вкус, а лицо и руки пахнут слегка горьковато – в этом что-то есть! Кстати, когда сели в поезд домой,  вода показалась отвратительно безвкусной!

До завтрака проходила зарядка.  Народ с инструктором убегали из лагеря на восточный мыс. Через день, когда дежурил другой отряд, я тоже ходила на зарядку. Сумасшедшее по энергетике мероприятие!  Бежишь вдоль берега. Буксуешь по песку, выбиваешься из сил; вдруг лес неожиданно заканчивается, открывается светло-голубое небо, далекий горизонт, утреннее солнце миллионами кусочков сверкает в воде. Ты на мысу. Становились  в круг между молодыми сосенками, щурились на солнце, повторяя за Женяем упражнения.

«Завтрак, завтрак!», - будоражили лес дежурные.  За столом собирался весь лагерь: инструктора, практиканты, начальство. Сразу расскажу, кто такие практиканты.  Это кодовое название хозвзвода. Молодцы обеспечивают лагерь дровами, водой, провиантом, готовят баню, блюдут исправность техники: моторок, солнечной батареи, раций и приемника. От девушек-практиканток, в основном, нужна помощь на кухне, но они могут полноценно участвовать во всем, что происходит в лагере.

Есть еще начпрод (начальник продовольствия), он же главхом (главный хомяк). В мою смену это была Ксю. И хоть ей торжественно был выдан значок «Заведующий столовой», это ничего не значило. Она была великолепна! Самым рациональным образом распределяла продукты, у нее всем всегда всего хватало!

После завтрака, в десять утра начинались занятия.  Они были достаточно разнообразными. Больше всего их было по выживанию. В обязательном порядке все дети и по желанию персонал походной колонной покидали лагерь вслед за инструктором, и дальше их маршрут был непредсказуем. Я тоже старалась ходить. И это было безумно интересно!

Нас учили, как правильно передвигаться, как вести себя в походной колонне, как страховать друг друга на опасных участках пути и дальше в таком духе. Мы знакомились с северным лесом, его красотами и опасностями.

Мы перебирались по открытым во время отлива камням на маленький остров, поднимались на самую высокую точку Оленевского, блудили в лесу, ходили на болото, осваивали скалы, обошли в итоге весь остров по береговой линии. Как-то нам вручили компас и карту, и мы должны были найти дорогу к лагерю. Конечно же, мы заплутали! Но всегда рядом был инструктор с рацией. В любой момент он мог связаться с лагерем, и в случае форс-мажорной ситуации вызвать лодку к месту нахождения маршрутной группы.

Вообще, обеспечение безопасности для участников экспедиции была задача №1 для организаторов проекта.  Лодки все время были на ходу,  радиосвязь исправно работала.  Инструктор по выживанию – Крылов Сергей Александрович – был по совместительству и полевым доктором.  До ближайшего поселка Нильмы было 5 минут ходу по морю,  до биостанции МГУ - 30. На мой взгляд, руководство лагеря блестяще справилось со своей работой, потому что дисциплина была на таком уровне, что экстренные меры не потребовались ни разу.

Там же, на выживании учили разведению разных видов костров, постройке всевозможных  временных укрытий, способам питания, короче, всему, что нужно знать для автономного существования в северном  лесу. Похоже на ОБЖ? Ни капли. У нас было теснейшее переплетение теории и практики. Все – наглядно, показательно, реально!

 Еще были занятия по рукопашному бою  - ох, и накувыркалась я на мысу! Также по экологии –  дети изучали окружающую  природу. Ведь Белое море славится огромным разнообразием флоры и фауны. Во время отлива обнажаются несколько метров литорали (приливно-отливной зоны) и можно посмотреть водоросли, в основном, фукусы, застрявших в них мидий, медуз, морских звезд, улиток, пескожилов, нереисов,  на камнях  -  балянусов.  Незнакомые зверушки? А вот приезжайте на Белое,  пообщаетесь с ними поближе!  А в лесу огромное количеств первоклассных грибов и ягод: морошки, черники, брусники (правда, зреет она только в сентябре), водяники, голубики. Ударная доза витаминов!

В июле, когда тепло, ребят учат азам дайвинга. Несколько занятий посвящаются первой медицинской помощи, и в качестве бонуса проводили знакомство с альпинистским снаряжением, учили пользоваться страховкой и карабинами. Мы по очереди штурмовали дерево.

Чрезвычайно важные занятия – по психологии. На них дети обсуждают жизнь в лагере, проблемы и пути их решения. А также выполняют различные задания. Например, перебраться по воображаемому болоту, или через сеть веревочек, не задев их, или через  подвешенное бревно над «пропастью». Все игры направлены на сплочение коллектива, и их можно выполнить, только работая сообща.  Это очень важный пункт. На психологии мы учили вести себя в небольшом коллективе.

После занятий, конечно, готовился обед, потом часовой перерыв, и снова какой–нибудь инструктор уводил народ из лагеря. В принципе, детям это было несложно. Занятия столь увлекательны, а получаемые знания и навыки так новы, что почти не утомляли. Другое дело персонал, которому приходилось отвечать сразу за все: за безопасность, за интересные занятия, за вкусное питание, за досуг, за жизнеспособность лагеря.  Конечно, мы уставали, но игра стоила свеч, хотя понять это предстояло гораздо позже.

Вечером, набрав за день обороты, на скорости готовился ужин.  И снова собирался весь лагерь.  Сильно менялась природа. Море и небо окрашивались в пастельные тона. Воздух становился мягче.

И если в этот день дежурил мой отряд, то в эти часы у меня бывал упадок сил.  За весь день было столько ответственных дел и важных решений, что совсем некогда было расслабиться.  Кроме того, утром дети очень хотели, чтоб на все занятия я пошла вместе с ними! Я шла. Когда приползала с маршрута, и пыталась отдохнуть хоть 15 минут до готовки обеда, им требовалось срочно заплести косичку, поискать конфетку, помочь развесить вещи, нарисовать портрет,  пообещать избавить от мытья канов. Потом тяжкое приготовление обеда,  незаметно перетекающее в ужин... Когда не закипает вода, овощи шинкуются слишком медленно, несносный дым лезет в глаза! И, казалось, весь день прошел с поварешкой в руке. Из последних сил наводился порядок на кухне, и, наконец, можно было вздохнуть свободнее: «Еще одно дежурство долой! Завтра на 2 метра к кухне не подойду! »

А потом наступал звонкий вечер, по лесу носилось эхо лагеря; мы играли в «картошку», пели любимые песни у костра на пентагоне, смотрели, как алым цветком распускался закат,  отблески играли на воде, слушали беспокойных чаек вперемешку с гитарой, флейтой и там-тамом. И, как у Гришковца, настроение улучшалось, все опять становилось хорошо.  Я была готова заплести любую косу, развесить с ребенком его выстиранные вещи, нарисовать и портрет, и пейзаж,  поболтать о чем угодно. И более того, понимала, что  завтра я встану и пойду помогать второму отряду в приготовлении пищи – я очень хорошо знаю, что это правда тяжело.

Тогда у нас впереди был поход на ББС МГУ с пересечением Полярного круга, день полярника, маскарад и танцы ночью у костра, а главное – Робинзонада. Это такая штука, которой дети боятся всю смену. И, честно говоря, есть чего бояться.

Происходит это в конце смены следующим образом. Моделируется чрезвычайная ситуация: тебя закидывают на клочок земли в море с тремя спичками – выживай; надо спасти раненого летчика, самолет которого упал на другом конце острова; необходимо найти диверсанта, укравшего весь шоколад из лагеря и спрятавшегося в лесу, а потом по подсказкам, ориентируясь на местности, найти и шоколад. Ситуации не повторяются. Конечно, на Робинзонаду отправляются группами и всегда есть наблюдатель из персонала с рацией, чтобы держать связь с лагерем.

Робинзонада – настоящая проверка приобретенным навыкам. Предложенное задание абсолютно реально. Его надо выполнять, ведь летчик действительно ждет помощи, а диверсант залег под корягу. Робинзонада нужна не инструкторам, а исключительно ее участникам. Это экзамен поважнее школьных, выпускных и вступительных, это экзамен тебя. Способен ли ты собраться, сконцентрироваться, сохранять спокойствие, поддержать товарищей, не сдаться и дойти до конца.

 Во время Робинзонады автоматически подводится итог твоей жизни в данном коллективе.  Три недели было тесное общение с малым количеством совсем новых людей. Это сложно, это большой труд. Мы, жители города, практически не умеем  входить в контакт  с окружающими. Людей вокруг миллионы, лица так и мелькают. Отдельный человек – пылинка в потоке. А на Оленевском  всего 30-35 обитателей. И совершенно необходимо со всеми войти в контакт.  Так вот если в толпе людей в Москве ты никому ничем не обязан, то здесь ты делишь с остальными пищу и кров. Хотя бы на три недели они становятся твоей семьей. И это тоже выживание.

А вообще, Робинзонада не смертельна. И мы ее худо-бедно пережили.  Стало ясно, что понято и усвоено, а над чем надо работать. Классная штука! Все сразу разложила по полочкам! И сразу почувствовалось скорое возвращение в Москву.

Смена заканчивалась на взлете. Погода была не по-августовски ясной. Дни жаркие, солнечные, пронзительные! В предпоследний день мы катались на моторке. Всем по очереди дали ее поводить. Никогда не забуду своего волнения, когда зажимала в  руке дрожащий рычаг. А потом осторожно набирала скорость.  И когда под одобрительные возгласы сидящих в лодке выжала полный газ, люди мои дорогие, что же творилось со мной!!! Это не я правила лодкой,  это был кто-то другой. Я в тот момент  летела где-то на метр впереди носа моторки, ловила руками и лицом волну, в волосах играл ветер!!! И море было аквамариново-синим, а в таком же небе  - вальяжные, белые-белые облака!  

Как хорошо, что после трудностей, через которые приходилось проходить в течение всей смены, мы уезжали в приподнятом настроении!  Я была рада за погоду, за чаек, за довольных детей, за уставший и счастливый персонал. Оставалось одно маленькое «но»: я так и не поняла, что же находилось над всеми нами и Оленевским, что за загадочность связывала нас...

 Приехав в Москву и оказавшись опять среди асфальта, стекла, машин, дыма, денег, несметного количества чужих людей, я  начала увядать... Не могла найти себе дела целыми днями, все было  бесцветным. Но люди сами помогли мне.  Они спросили: «ЗАЧЕМ? Зачем все это было нужно?» И я вдруг дико улыбнулась! Меня осенило!  Я поняла! ЗАЧЕМ -  это и была тайна,  соединявшая нас!

 Пока мы были на Оленевском,  пока ходили на занятия, готовили  обеды, обижались друг на друга и мирились, наше подсознание мучилось над вопросом, зачем мы здесь? Все три недели оно искало ответ, а мы потихоньку менялись. Северная природа – этот неиссякаемый источник живой энергии – очищала нас от городской грязи, освобождала сознание от оков. Ритм жизни на севере неспешный, мы успевали уловить ход времени, почувствовать себя неотделимой частью скал, леса, моря и неба сразу!  Мы любовались беломорскими закатами – ошеломляющим, фантастическим зрелищем, и все другое уходило в небытие, на душе становилось легко и радостно!

Там все стремится брать от жизни максимум: сосна растет на камне, горевшее дерево все равно дает зеленый побег. И каждый день в экспедиции был наполнен до краев: событиями, эмоциями, мыслями!

Только в Москве я смогла ответить, ЗАЧЕМ!

 На Оленевском я училась жить и общаться. Я училась ценить абсолютно каждого человека, вне зависимости от его характера и причуд, и уж тем более не обращая внимания на внешние оболочки. Я росла. Я стала взрослее. В моем сознании появился важный пункт: я отвечаю за свои действия. Я точно знаю, я стала лучше.

 
 

 

август 2005 года

 
       

 

 





 


 
  Общение  
 
 

Имя:
Код:

Регистрация
Забыли пароль?
 



 
  Полезная информация  
 

МППСС тренажер

  Наши друзья  
 
WWF Russia.

Магазин 

туристического снаряжения
Магазин туристического снаряжения


  Добавить сайт в:  
 



  Счётчики  
 


Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика





 

Copyright © ShamAN, 2004-2006.